Tags: О чём спел Чекер

Ватник

Ужас Вселенной

Закончил небольшой рассказик "Ужас Вселенной" (0,4 листа) и запустил Спел Чекер. После редактуры рассказ стал фантастико-историческим, поскольку главный герой вместо: "Шухер!" кричит: "Шумер!" Планетка превратилась в планшетку.Кроме того, главный герой явно стал евреем, и вместо полууголовного "Спокуха на спейсе!" кричит: "Спокуха на пейсе!" Но самое прискорбное, что редактор не знает слов: галактолёт и пипифакс. Спрашивается, как писать о далёком будущем, если там нет ни галактолётов, ни пипифакса?
Ватник

Напасть

Полчаса назад закончил новую повесть: "Напасть". Два авторских листа (83,5 тыс. знаков). При этом автоматический редактор меня не особо порадовал. Упоминания достойны лишь три слова:

Дуралей – предлагаемая замена: дюралей.
Манька превратилась в маньяка.
И совершенно блестящий случай: Диковидный мужик стал дисковидным.
Ватник

Новые рукописи

В сентябре написано два произведения: "Королева", о которой я писал тут, сообщая, что это будет роман. Романа не получилось, объём "Королевы" 55,8 тысяч знаков Это даже не повесть. Увы.
А сегодня закончил ужастик под названием "Дом Натаниэля Гордона". Объём ещё меньше: 51,7 тысяч знаков.
В плане Спел Чеккера "Королева ничем меня не порадовала, а вот ужастик содержит достаточно слов, не признанных редактором. Слова и предлагаемые замены:

Чакры – акры либо чадры;
Мразь – мазь;
Паразитик – паралитик;
Сторица – старица либо столица;
Проманкировать – промаркировать;
Оборзел – обозрел.

Особое место занимает слово "сиськи". Это слово редактору известно Но писать его можно исключительно с заглавной буквы: "Сиськи"
Ватник

Древний меч

Закончил небольшой рассказ "Красная шапка". Сюда выкладывать пока не буду, вдруг всё-таки удастся опубликовать на бумаге... Спел Чеккер предложал одну значимую замену, но зато какую! Исходник писать не буду, сами догадаетесь, а предлагаемая замена: Меч младенец!
Ватник

Вымертский тракт

Повесть набрана и вычитана. Всего в ней 125000 знаков. Итак, включаем редактор, начинается пирдуха. Кстати, не так много замен предложил уважаемый Спел Чекер.

Я писал, что на пожарище много дряни, а оказывается, там много драни. И ведь не сгорела...
Тиноватая вода из речки будет виноватая.
Трупак превратился в трепак. Весёленькая повесть получается, с плясками.
После такого совершенно не удивительно, что заморная рыба стала задорной. Должно быть, трепака плясала.
Падальщик обратился в гадальщика.
Намоленный образки стали намыленными. Потому, наверное, и не устояли перед чёрным колдовством.
И, конечно, жемчужиной предлагаемых замен стал меч кладенец, вместо которого появился меч младенец.
Ватник

И накакого рипозо.

Сеночь закончил очередной рассказ. Называется "Великий Пан". Объём 0,75 листа. И, как обычно, окончив предварительную проверку, включил Спел Чекер в ожидании пирдухи. Что меня поразило, так это огромное количество слов, которых механический редактор не знает и не может предложить даже замену.

Collapse )
Прекрасная вещь электронный редактор. Главное, вовремя его выключить.
Основная

Игры с вордовским редактором.

Давненько я не сообщал, о чём мне спел чекер. В каждом новом рассказе он предлагал заменить одно-два словечка, но в целом интересных сообщений не получалось. И вот я завершил работу над рассказом "Умелка", включил редактор, который обычно выключен, чтобы не мешал, и начался праздник, поименованный "пирдуха".

- Так-с, - начинает работу редактор. - Тут у вас спальня главной героини. А что в спальне?
- Пуфочки.
- Нет, так не пойдёт. В спальне у молодой красивой девушки должны быть пупочки.
- А теперь героиня на работе... Что от неё начальник требует?
- Чтобы она отчёт сбросила ему на флешку...
- Начальнику следует сбрасывать отчёт на плешку. Понял? Исправляй!
- Говорите, девица красивая и косметикой почти не пользуется. А что пишете?
- Всё своё, незаёмное...
- Если уж девица красива, то у неё всё неземное!
- Теперь появляется главный негодяй, мерзавец и насильник. И что он говорит?
- Он глумится, говорит: "Вот ведь я какая какашка".
- Фу! Не знаю такого слова. Негодяй будет не какашка, а казашка. И в результате у него будут не фрикции, а одни фикции.
- Ну, в общем, так оно и есть. Изнасиловать Линочку он не сумел.
- Тем более. И ещё... каким это словом вы его обзываете?
- Мачо..
- Нет такого слова в моём словаре! После неудачи на сексуальном фронте он станет "мазо", а то и вовсе моча! Эх вы, писателя! Учи вас тут...
Ватник

Хрю

Закончил ещё один рассказ, как понимаю, последний в этом году. Называется "Обвал" и объёму в нём 1,6 листа.

Как обычно, по окончании первой правки включил вордовский редактор и предался лингвистическому разврату. Увы, изменений редактор предложил очень немного. Прежде всего, ему не понравилось, что среди героев есть мальчишечка трёх лет. Какой ещё Лёнечка? -- возмутился он. -- Будет Леночка!"

Далее он начал подбивать меня на нехорошее. У меня: "Сколько народу палёной водкой потравилось!", -- а он замену предлагает: не потравилось, а поправилось.
Я пишу: "Там жратвы завались, а бандитов нет", -- а он исправляет: "там братвы завались, а бандитов нет". Задумчивое, однако, местечко получается.
Но в одном месте я даже задумался: может быть, согласиться с правкой? Главный герой одному нехорошему типу заехал в харю. А редактор предлагает: напиши-ка ты, что он заехал в хрю. Может и впрямь в хрю заехать?
Основная

И кто ж её убил?

Помнится с полгода назад я в запале объявил, что фантастики больше не пишу... И во исполнение этого глупого обещания написал повесть (102000 знаков) под красивым названием "Кто убил Джоану Бекер?". Это сильно сказано: "написал" -- я сегодня её вчерне закончил и прогнал через Спел Чеккер. Я уже жаловался, что механический соавтор не знает слов "ниггер", "черномазый", "негритос", "чернокожий", "негр". Решив быть толерантным, единственного негра в повести я обозвал представителем хамической расы. И что бы вы думали? Спел Чеккер немедленно превратил Томми в представителя химической расы.Возмущённый моей изменой фантастике, железный редактор вмешался ещё раз: У меня было написано, что сэр Эдвард Баскет поочерёдно воевал то за Ланкастеров, то за Йорков. После редактуры сэр Баскет стал воевать за Орков. Таким образом, повесть стала фэнтезийной. Мало того, редактор хочет подвести меня под статью! Было словосочетание: "аки херувимы", стало "яки херувимы".Обозвать херувимов яками, это как, оскорбление чуйств или чем?
Ну ладно, мы знаем, что теперь нельзя писать такие неприрличные слова как голубой и розовый. Но чем провинилось слово "вислоусый"? Неужто я пропустил какое-то ужасное извращение?
Немочная болезнь стала немодной, малохольные граждане -- малосольными. Но главное, редактор не знает слова "И-го-го!"
Основная

ПРИСТУП ТОЛЕРАЗМА

Работая над новой повестью, неожиданно обнаружил, что отныне в русском языке отсутствуют слова: ниггер, негритос, черномазый, чернокожий и даже негр. В результате проклятые расисты обрели несвойственную им сладенькую толерантность, а повесть принялась украшаться фразами типа: "Давно пора запретить поганым афроамериканцам появляться в общественных местах без намордника".